Поплавочная ловля леща на Селигере в мае это настоящий праздник. Кто хотя бы однажды бывал в это время на селигерских плесах, тот поймет. А всем остальным скажу только, что по ощущениям эту ловлю трудно с чем-либо сравнить.

Секрет активности леща в это время несложен: рыба идет на икрометание. Места нереста неплохо известны, и ловля там запрещена. Данный запрет придерживаются да­же здешные жители. Другое дело – перехватить стайного леща на мар­ше. И это в общем-то нетрудно. Маршруты леща здешные рыбо­ловы знают и не совершают из этого никакой тайны. Впрочем знать, где пойдет лещ, совершенно не озна­чает, что его получится успешно по­ловить. На клев воздействует очень много причин, и прежде все­го погода, а она тут очень не­предсказуемая. В этом году ждали майские праздники с нетерпением. Весна ранешняя, и было ясно, что лещ двинется на нерест зна­чительно ранее, чем обычно. В прошлом году, к примеру, лед на плесах сошел лишь к 5 мая, с этого времени и стартовал активный клев.

От Москвы до Селигера 400 км с хвостиком – смотря в каком месте остановишься. Мы тради­ционно установливаем лагерь на речках Полоновке или Княже, близ де­ревни Заплавье. Ловить на реках по весне много комфортнее, чем на са­мих плесах. Причина в том, что вдоль берега озера тянется ши­рокая полоса тростника, а там, где тростника нет, ловить удочкой малоперспективно, так как практически постоянно очень мелко. В летнее время все ловят с лодок, но в мае ловить с них невозможно, хотя пла­вать по озеру разрешено. На реках же и протоках тростника существенно, и подобающая глу­бина зачастую наступает близ­ко от берега, так что на этом месте впол­не реально ловить на удочки. Мы не стали задерживаться на самом озере и мигом направи­лись на Полоновку, где хорошо ловили прошлой весной. Однако все заманчивые места там были уже заняты, и вообщем народу на реке очутилось больше, чем мы ожидали.

В общем, это ясно: до­браться до реки несложно, рыба клюет отлично. Но нам хотелось не исключительно отлично половить, но и отдохнуть, лучше без гулких соседей. Все взвесив, мы устремились на Княжу. Она короче, чем Полоновка, стоя­нок на ней немножко, и рыболо­вов на этом месте всегда меньше, пото­му что добраться трудно. Всего 13 километров от деревни За­плавье, до которой идет грей­дер, но эти километры – насто­ящий полигон для тестирования спецтехники. Но нам не привы­кать, и за час с небольшим мы добрались. На реке народу бы­ло мало, и мы взяли свое всег­дашнее место. Княжа, пожалуй, самая ко­роткая река, которую я знаю. Всего 2 км. Мест, комфортных для ловли на удочку, всего с деся­ток, но на наше, очень перспек­тивное, редко кто претендует. На вид ничего увлекательного: пря­мой участок без поворотов и за­ливчиков, но недалеко от берега проходит бровка, вдоль которой, как правило, и перемещается лещ. Для ловли на удочки самое под­ходящее место.

Снасти для ловли леща

Для ловли леща лучше всего использовать 7-метровые удочки с кольцами и ка­тушкой. Можно ловить и на глухую оснастку, но тогда потребуется исполь­зовать нетолстые поводки, иначе при глухих зацепах будешь терять всю оснастку. Тонкие повод­ки здесь на клев ощути­мо не влияют. Не толь­ко лещ, но и мелкая гу­стера или плотвичка практически не обращают внимания на толщину лески. Пару лет назад ради экспери­мента я поставил на од­ну удочку поводок 0,14 мм, на другую 0,25 мм! Отличие, конечно, было, но незначительное. И са­мый большой подлещик на 800 грамм тогда попался как раз на толстый поводок. Удилища длиной семь метров здесь в са­мый раз. В большинстве случаев они позволя­ют достать до русловой бровки. Более длинные почти всегда заметно тяжелее, и работать ими сложнее, а более корот­кими не везде можно до­стать до бровки. Наибо­лее удобны матчевые удилища, но здесь они не пользуются по­пулярностью.

Как правило, оснащение удо­чек не различается утонченно­стью. Основная леска 0,16–0,18 мм, поводок чуть тоньше, но почти многие ловят без не него. Крю­чок № 10 или чуть больше. С по­плавками труднее. Оптималь­ный вариант – модели с высокой антенной, минимальной соб­ственной подгрузкой и макси­мальным весом грузил на леске. Пожалуй, минимум 2+4 г, а луч­ше грузоподъемностью 5–6 г без подгрузки. Такой вы­бор связан с тем, что ловить случается на глубине 2,5–3 метра при присутствии течения – в этих условиях на­садка должна макси­мально быстро дости­гать дна. При исполь­зовании более нетяжелых оснасток насадка, ока­завшись на дне, выхо­дит из рабочей зоны. Поэтому все грузила, за исключением под­паска, сводят в одну точку или применяют оливку соответствую­щего веса.
Подпасок обязате­лен. Снасть регулиру­ется так, чтобы, когда подпасок на дне, из во­ды торчал только кон­чик антенны, а когда рыба его подымет, то вся антенна вылезала из воды.

Прикормка и насадки для леща

Невзирая на то что лещ идет стайный и энергично питается, приманивание необходи­мо, и изобильно. Лещ, да и иная бель, явно не выпускает возможно­сти подкрепиться пе­ред нерестом и останавливается на дополнительном угощении. Без прикормки можно рассчи­тывать только на эпизодические поклевки.

В качестве прикормки чаще всего применяют рыбный ком­бикорм с прибавлением каких- либо ароматизаторов. Конечно, можно подкармливать и готовыми сме­сями, но выходит чрезмерно убыточно. Отлично действует рас­паренная пшенная каша, герку­лес, горох, но опять же – они до­роже комбикорма, а преимуще­ство не всегда очевидно.

Первоначальный закорм обычно состоит из 5–6 шаров размером с апельсин. Докорм из 3–4 таких же шаров. Чаще все­го докармливают, как только прерываются поклевки леща и начинает попадаться исклю­чительно небольшая густера. Види­мо, она не спешит на нерест и в большом количестве придерживается даже на тех точках, которые «кормили» два-три дня назад, хотя корма там безусловно не осталось.

Наиболее удобной, а пожа­луй, и наилучшей насадкой на ле­ща здесь был и остается опа­рыш. Насаживают его по 6–8 личинок. В этот раз лещ отлично брал и на червя или бутерброд из опарыша и червя, но послед­него можно было применять лишь в сумерках или ночью, когда густера отходила. Днем она сдергивала червя, даже не давая спуститься на дно. Ино­гда лещ хорошо брал на кон­сервированную кукурузу, но эта насадка тоже некрепкая, и при­ходилось перенасаживать по­сле первой же поклевки. Мой приятель поймал неплохого ле­ща на несоленое сало – извест­ную, но непопулярную на­садку. Правда, брал лещ на сало очень изредка.

Клев явно находился в зависимости от пого­ды. После нашего приезда бы­ло стойко тепло, и лещ брал очень хорошо в течение не­скольких дней. Когда же погода резко испортилась, похолода­ло и пошли дожди, иногда и со снегом, лещ практически пол­ностью прекратил ловиться. Его клев восстановился, только когда погода наладилась. При этом другая рыба клевала все время. Когда не брал лещ, ак­тивизировалась красноперка. Она здесь попадалась всегда, но в не очень большом количестве, а в эти майские дни бывало, что мы ловили подряд пять-шесть рыбок весом 100–150 грамм.

Изумительно, но нам так и не удалось поймать ни одного действительно большого леща. Самый крупный, словленный ночью, был на 1,5 кг. Возможно, матерые лещи или уже прош­ли к нерестилищам, или толь­ко намеревались в путь. Но нас это особо не расстроило, лещ был обычно по 600–800 грамм, и приблизительно четверть улова со­ставляли экземпляры весом около килограмма. Селигер повстречал нас те­плой погодой и проводил такой же. Перед самым отъездом поя­вились комары, еще вялые, со­всем не устремлявшиеся напить­ся крови. Но было ясно, что тем рыболовам, кто приедет после нас, они подбросят немало непри­ятностей.

С этой статьёй также читают: